Литературная сеть — Литературная страничка

Об авторе

Произведения

Посвящения

Посвящения
(цикл стихов, сентябрь 2002)

Гимн потерянной любви
(for Ada Ardis)
for mothing

* * *
кончается любовь
вода надежды
на дне сосуда
плещется вода
сосуда на песке
воды кончается
любовь свет бакена
плещется на речной воде
кончается в реке вода
кончается любовь
летающие птицы
улетели а чучела
сидят не шелохнувшись
в витринах за стеклом
музея кончается вода
в реке любви и руки
тянутся продлить
существование
пролить на реку
свет чтобы
играли блики
вода и свет

* * *

никогда знаешь
мы улыбаемся
понимая что никогда
знаешь мы улыбаемся
никогда одомашненной смерти
спасибо тебе и тебе спасибо
от привязанности свободные
мы уже не болим не болеем
мы улыбаемся в никогда заглянув
уже ожидаем дожди
уже не надеемся
в завтра не глядя
мы улыбаемся завтра
рассвет не для нас
и потеряна жизнь
и разбита но к счастью
но к счастью
иных нам неведомых душ
эта выдумка счастье
потеряна нами
и мы счастливы
улыбаясь мы прощаемся
навсегда мы уже улыбаемся
неизбежности поезда
неизбежности расстояний
слишком прожито лет
холодны зимы пепла

* * *
вращать по кругу
сутру ожиданий
молиться о нисшествии
забвенья
и легкость легкость
прошлых обещаний
пепел позавчерашней газеты
которой растапливали камин

* * *
чтобы спастись
нужно выйти в окно
свободный полет ночь
ты помнишь летать
сама меня учила
у русалочьих плесов
за песнями опыта
в тростниках зачиная
сюжеты следующих
перерождений

* * *

но не кончается любовь
пока вода летает выше птиц
и разведенные мосты на реках
зеленый маячок для странников
пустыни не кончается любовь
прерваться может нить
но не любовь
прерваться может речь
но не любовь
запнуться может сердце
не любовь
разбиться может хрупкое стекло
но не любовь
ложь может исчерпать до дна
рассвет на тысячу великих кальп
но не любовь
мы можем умереть
мы умираем умераем умираем
но не кончается любовь
и дальше дальше в небко
где дальше тишина


Это дверь (Рунне)

Это дверь
и это слово для двери
Майкл Палмер

Камни. Взгляды. Неподвижность и беглость.
Живые. Как соприкасаются души? Неопытные.
Искушенные в делах любви. Ангелы.
Говорящие птицы. Камни и взгляды.
Неподвижность и беглость. Неопытные.
Соприкасаются души. Не искушенные ангелами.
Любят по-птичьи на крышах. Камни.
И взгляды. Любят по-птичьи в перьях.
Неискушенные. Ангелы.

Цветы — руки любви. (Ирине Ивиной)

По мотивам поэзии
Ирины Ивиной (Irma)

Руки любви — цветы.
Любовь — тонкие руки цветов.
Прикосновение губ рождает спазм
нежности тонкой как кожа век.
Цветы — сердце любви.
Раскрытые ветру
зачинающему в них
сюжеты осени
в благоухании
раскрывшихся лепестков.
Цветы — голос любви,
молчание, где опадают
ненужные лепестки.
Драгоценное небо осени.
Руки любви.
Цветы.

Побег на край света (Ирине Максимовой)
Край света — вот он, на краю кровати.
На ощупь край найдешь и удивишься,
что кстати здесь приходятся объятья
и поцелуй того, кому ты снишься.

Лепесток жасмина (Светлане Аванесовой)

По мотивам поэзии
Светланы Аванесовой

Рада дыму папирос
без ответа на вопрос
кто расплатится сполна
за допитое до дна
на больших часах сентябрь
птицы небо стерегут
лошадь белая бредет
по дорогам пустоты

но в голове ее играл старый джаз
и она продолжала свой путь

слишком маленькая женщина
со смуглой кожей
и тысячью сережек в левом ухе
носит мужские галстуки навыпуск
у голоса ее хрипловатый тембр
она закрывает глаза
как сосредоточенная птица
когда поет
она иронизирует надо мной
над большим и неуклюжим мной
видимо потому что она
слишком маленькая женщина

ледяные осколки не ранят воду
мы не старимся год от году
но уже почти не смеемся а помнишь?
нет не помнишь не надо помнишь
может быть порт и запах реки
может быть сумасшедшие соловьи?
не смейся над рифмой
они все у меня такие
беглые каторжники
скучают и ждут побудки
и вокруг тайга
а в ней сплошь незабудки
не забудь порт и запах реки
и некуда плыть потому
что вокруг моря всегда берег
и мы уже на берегу морском ты помнишь?
и я один из тех кто выбирает сети... ты помнишь? —
эй! белая лошадь,
которую все
давно считали
слепой,
<если мне станет
невыносимо жить>
лепесток жасмина
урони на мою ладонь.

Папье-маше (tragic mask for daniela gothigh)

и распадаются свойства вещей
и еще одна сцена
Майкл Палмер

трагическая маска папье-маше я помню
меня учили в школе пахнет Клеем
трагическая маска под крашеным картоном
слои газет в которых гибнут люди
и сильные сего приказывают жить
трагическая маска не так грустна
как грязный край манжета некогда
белоснежной клоунской рубашки
не так опасна бронза петербурга
как надвое по матери сказала

Серое платье (for daniela gothigh)
ворон вороне:
сколько лет
я вижу ты носишь
это серое платье
душа в перьях
навылет птица
кто захочет твоих объятий?

ворона ворону:
столько лет
как видишь я ношу
это серое платье
а искать объятий
не к птичьей стати

Зеленая звезда
Маяк на колокольне — морякам,
уснувшим в рукаве реки без снов
в уютной безысходности скитаний,
веди мой взгляд, зеленая звезда
туда, где светит бледная звезда
моих надежд, мучительных исканий.

Наверх

Время загрузки страницы 0.0013 с.