Литературная сеть — Литературная страничка

Об авторе

Произведения

Встреча

Встреча

Автобус подошел к остановке в положенное время. Стоявшие на остановке люди уже напоминали отдельную ячейку общества, тесно связанную ежеутренней встречей, совместным ожиданием в течение нескольких минут и дорогой. Привилегия небольших городов — в постепенно возникающих родственных отношениях: рано или поздно все лица начинают казаться знакомыми. Все идет своим чередом: подъехал и остановился автобус, открылись двери, женщины и мужчины заняли уже привычные места, двери закрылись, но автобус задержался еще на несколько секунд — в первую дверь входит девушка, обменивается с водителем приветственной улыбкой и усаживается на «свое» место в начале салона.

Он всегда первым заходил в автобус и наблюдал за ней из окна каждое утро: вот она появляется из-за угла дома, привычно ускоряет шаг, перебегает через дорогу перед автобусом, входит. Длинные волосы сегодня собраны заколкой и торчат капризным хвостиком на макушке, дыхание немного участилось из-за быстрого шага. Входя в автобус, она улыбается водителю в благодарность за эту традиционную маленькую задержку. Улыбка еще не исчезает, когда она оборачивается и проходит на свое место, и, кажется, будто она здоровается со своими утренними спутниками. Каждый раз он мысленно говорил ей: «Доброе утро!» и улыбался в ответ.

Они выходили на одной остановке, переходили через дорогу и еще целых 100 метров шли в одну сторону. А потом она исчезала в подъезде большого здания, а он садился на трамвай и несколько остановок мог представлять себе, как она поднимается на свой этаж, открывает дверь, снимает пальто и усаживается за свой стол. Или нет, идет к зеркалу, поправляет волосы, болтая со своими коллегами, потом включает кофеварку… А летом, когда в центре асфальт раскаляется настолько, что напоминает подтаявший шоколад, она открывает окна, еще несколько минут рассматривает пешеходов, спешащих на работу… Придя на работу, он заваривал крепчайший кофе прямо в кружке и усаживался за свой компьютер. Сегодня его кружки почему-то не оказалось на положенном месте в шкафу, куда у них было принято составлять всю посуду, и он беспокойно кружил по офису, обследуя подоконники и столы коллег.

— Мишка, ну это же моя кружка!

— Да ладно, извини… Взял первую попавшуюся, не обратил внимания. Ну, возьми ты сейчас мою, потом поменяемся.

— Нет, — он протянул пустую кружку. — Перелей в свою кружку, а мою верни. Ты же знаешь, я не люблю, когда кто-то пользуется моей.

— Что, подарок любимой девушки? — Мишка усмехнулся, но кофе перелил.

— Да. — Он вымыл кружку, заварил кофе и пошел к своему рабочему столу.

Однажды субботним днем, несколько месяцев назад, он случайно увидел ее, входящую с подругой в супермаркет. Там всегда было много народа, поэтому укрыться среди кружащих между прилавками покупателей не составляло труда. Да она и не могла его заметить: о чем-то весело болтая, девушки рассматривали и перебирали вазочки, кружечки, тарелочки и прочую стеклянную дребедень. Он остановился у стеллажа с канцтоварами как раз возле кассы, чтобы не пропустить момент, когда она будет выходить. Она так и не заметила его, расплачиваясь за кружку. А он отлично слышал ее беседу с подругой:

— Нет, ну ты представляешь, он, мало того, что взял мою кружку, так еще и разбил! Я всей конторе к Новому году приготовила по кружке в подарок, чтобы на работе чаи гонять, выбирала, чтобы узорчики разные были… Так начальник именно на мою охотился. Зараза!

— Так ты думаешь, он на эту охотиться не будет?

— И не знаю. Надеюсь нет. Замечательные поросята.

Когда они вышли, он подошел к прилавку с посудой и взял точно такую же: на кружке с внешней стороны по всей поверхности были нарисованы две больших свинки с забавными улыбающимися рыльцами, маленький поросенок был изображен и внутри, так что когда отпиваешь из кружки, он словно заглядывает тебе в лицо, и даже по ручке был пущен кантик из цепочки поросят. «На такую кружку начальник не покусится. Она засмеет!» И теперь, прикасаясь к этой кружке, он представлял себе, что и ее руки сейчас согреваются теплом горячего кофе, и казалось, будто пространство сжимается, соединяя их.

На следующее утро он, заняв привычное место в автобусе, уже представлял себе, что она вот-вот появится из-за угла и быстрым шагом направится к автобусу. Но она не появилась, и водитель, задержавшись на пару секунд дольше обычного, отъехал от остановки. Где-то внутри появилось неприятное беспокойство: «Странно. Может что-то случилось? Может в отпуск ушла? Но не сезон, вроде. В прошлом году она летом отдыхала». Весь день он не мог отвлечься от неприятных тяжелых мыслей, была даже бредовая идея в обед сгонять к ней на работу, под каким-нибудь предлогом заглянуть в контору и убедиться, что она в порядке. Но спросить у них вроде нечего, а рекламным агентом представляться совсем глупо. Вечером, возвращаясь домой, он вышел на остановку раньше. Уже стемнело, в свете фонарей были заметны мелкие частые капли моросящего февральского дождика. Пройдя мимо автостоянки, он присел на скамейку, закурил. «А если попробовать подождать ее утром, может она уезжает раньше или позже. Вот отсюда, например, прекрасно видна дорожка к остановке. Ерунда! А если у нее отпуск или командировка… Или она уволилась...» Он так и не успел закончить мысль, пальцы дрогнули, он выронил сигарету. Из всех возможных вариантов, это был худший: она подошла к будке охранников на автостоянке, видимо взяла талончик и теперь шла к дому, у которого он сидел. «Теперь мы не встретимся в автобусе. Разве что ее авто сломается. Или ей не захочется ехать. Или не понравится. Бред, что значит не захочется — не понравится? И кто вообще это придумал — женщина за рулем. Как там Фоменко по радио шутит — как обезьяна с гранатой, никогда не знаешь, что выкинет в следующий момент. Женщина и не за рулем непредсказуема. Если бы заранее знать… И прав ведь нет, не то, что машины. Тупица! Мог бы пораньше додуматься. И когда она успела выучиться и машину купить?!»

Как бы рано она не просыпалась, нескольких минут все равно не хватало: надев пальто, она вылетала из квартиры, застегиваясь на ходу, спускалась по лестнице и почти бегом направлялась к автобусу. Водитель, уже знакомый по ежеутренним встречам, приветливо-снисходительно улыбался ей, она тоже улыбкой благодарила его за это небольшое одолжение, тихо произнося: «Доброе утро!» Проходя к своему привычному месту в начале салона, она замечала его на последнем сидении. Ей хотелось и ему пожелать доброго утра, но это было бы странно, наверное. И она просто улыбалась, всем и никому в отдельности, надеясь, что он поймет. Она заметила его почти год назад, после отпуска. В небольших городах все живут по четко установленному расписанию, и каждое утро, встречаясь в автобусе с одними и теми же людьми, начинаешь ощущать какую-то почти родственную связь: уже можно спокойно ответить на шутку, не стесняясь, обратиться с вопросом или побеспокоиться о задерживающемся транспорте. Спеша по утрам на автобус, она видела, как он наблюдает из окна, со своего места, за ней. Его взгляд не раздражал, он был внимателен и нежен. И ей хотелось присесть с ним рядом, поздороваться и проболтать всю дорогу. Но это невозможно, не может девушка подходить первой! Потом, уже зайдя в подъезд здания, где располагалась ее контора, она из окна смотрела, как он садился в трамвай.

В этот день просто везло: удалось, наконец, найти подходящий вариант. Машинка, хоть и старенькая, но в отличном состоянии, что подтвердил специально приглашенный ею знакомый специалист, и за приемлемую сумму, была переоформлена и уже отогнана все тем же знакомым на автостоянку у дома, так что теперь уже не придется трястись в общественном транспорте или мерзнуть на остановках. Села — и поехала, сама себе хозяйка. Тем более, дорог она не боится, да и наупражнялась за это время на чужих машинах достаточно. И цвет замечательный — ярко-синий, как море. Коллега подшутила — под цвет глаз подобрала. «Глаза, правда, зеленые, но синий нам тоже идет. Подлецу все к лицу».

Она потягивала кофе из своей любимой кружечки с поросятами и улыбалась собственным мыслям. «Я все же собственница. Вот, например, какая разница — моя кружка, не моя. Так нет, понимаешь, приобрела себе особенную. Ну и лицо было у начальника, когда он этот шедевр увидел: чтобы дама себе намеренно свиней накупила и этим гордилась! А что делать?!? Теперь еще личная ласточка завелась. Буду летать, где захочу!»

Утром, по привычке взглянув на часы (до отправления автобуса оставалось 3 минуты), она, было, заторопилась, но потом вспомнила, что ее транспорт перешел на индивидуальный график и еще немного задержалась у зеркала. Выйдя из дома, спокойным шагом направилась к автостоянке, удачно расположившейся в 30 метрах от дома. Все шло как нельзя лучше: «ласточка» завелась с пол-оборота, ощущение себя хозяйкой положения придавало уверенности, и она смело вырулила на дорогу. Коллеги по работе встретили поздравлениями, мужчины шутили: теперь разговоры о французских духах и туфлях сменятся вопросами о запчастях и бензине. Вечером она съездила в гости к подруге в другом конце города, возвращаясь домой, сделала круг, проехав по окружной дороге, ведущей через дачные участки и лес, красивый даже во время этого пасмурного межсезонья…

Весна в этом году задержалась, апрель был солнечным, но холодным. И все же каждый день был теплей и длинней предыдущего, кое-где появилась трава, а на газонах распускались белые, синие и желтые звездочки крокусов — самоотверженных вестников наступающей весны. За окном ярко светило солнце, легкие облака-пушинки медленно плыли в чистой еще немного холодной голубизне. Она никак не могла сосредоточиться на составлении очередного авансового отчета, когда зазвонил телефон:

— Светка, привет! Много работы?

— Привет, не то, чтобы много… Просто «работать» ее не хочется.

— Ты обедала? Нет? Давай, приезжай ко мне! У нас тут компы настраивать сейчас будут, так что у меня минимум час свободного времени. Сходим в кофейню, заодно оценишь наш домик.

— Ладно, сейчас еду.

До нового здания, в котором поселились редакции нескольких городских газет, было три трамвайных остановки. Оценив ситуацию, она решила, что в час-пик проще проехать на трамвае, чем торчать в пробках на всех светофорах, и направилась к остановке.

— Серега, тебя там уже ждут!

— Да, сейчас иду.

Он неохотно встал из-за стола: не то, чтобы ему было лень настраивать интернет в этой недавно въехавшей в здание редакции. Это еще ничего. Но объяснять этим «чайникам», на какие кнопочки нажать, чтобы прочитать почту, или как выйти на сайт службы знакомств слегка поднадоело. Работа есть работа. Он вышел из конторы, немного поколебавшись, все же нажал кнопку вызова лифта: подниматься по лестнице с 5 на 12 этаж не очень-то хотелось. Блестящие металлические двери лифта бесшумно открылись, он вступил в зеркальную кабину, молча нажал на кнопку 12. Двери также бесшумно закрылись. Он вздохнул, «предвкушая» долгую беседу с бухгалтершей бальзаковского возраста, поднял глаза и… За его спиной стояла она. Они замерли, их отражения в зеркале смотрели друг другу в глаза. На указателе этажей загорелась цифра «12», они оба сделали шаг к выходу, столкнувшись плечами, потом также бессознательно отступили на шаг назад, как бы пропуская друг друга. Неожиданно она рассмеялась и вышла из кабины, немного задержалась у таблицы с номерами кабинетов. Он слышал за спиной ее легкие шаги по коридору, боясь даже подумать, что идут они в одну сторону. Она догнала его у двери в помещение редакции, он пропустил ее вперед. Секретарь редакции, Надя, тут же выпорхнула им навстречу.

— Светка, я тебя уж заждалась. А, Сережа! Анна Петровна у себя. Кстати, познакомьтесь: Сергей — мастер по компам. Вы ведь и живете в одном районе. Вот попроси его, он и тебе дома интернет настроит.

Надя трещала без умолку, он молил о том, чтобы она сделала паузу прежде, чем они обе выйдут.

— Здравствуйте! — Она видимо хотела сказать что-то еще, но осеклась.

— Да, мы одно время даже ездили в одном автобусе. — Решился он.

Она облегченно вздохнула, будто он сказал то, что ей самой не удавалось сформулировать.

— Ну, мы пойдем кофе попьем, потом вернемся и вы сможете договориться. Ладно? — Надя уже тянула ее к выходу.

— Да, конечно. — Он клял себя за бездарность. — Я освобождаюсь в пять. Так что вечером, если надо, могу посмотреть и ваш компьютер.

— Спасибо, я тоже в шесть.

— Ну и славно, в общем, Сергей, возьмешь у меня Светкины телефоны — созвонитесь.

Потягивая кофе, она невольно вспоминала, как когда-то представляла себе возможное знакомство с ним: вот он голосует у дороги, вот она подбирает его на остановке у сошедшего с линии автобуса, вот он звонит в дверь ее квартиры, неловко извиняясь: «Простите, я, кажется, не туда попал!» Теперь ее фантазии сменились более приятными картинками: он ковыряется в ее компьютере, она приглашает его выпить чаю с пирогами, за разговором он предлагает встретиться, куда-нибудь сходить. «Чем-то он меня притягивает. Уже давно». Подружка Надя, милая болтушка, не напрягала ее вопросами, непринужденно, со скоростью 200 слов в минуту, излагая события последнего месяца. Закончив, они вернулись в офис: Сергея нигде не было видно, Света надела куртку и, попрощавшись с подружкой, направилась к выходу. Из соседнего кабинета бухгалтера Сергей наблюдал за ней. «Ну и чего же ты тут сидишь? Выйди, возьми телефон. Все ведь так просто!» Сергей все так же сидел, спрятавшись за дисплеем компьютера, ничего не видя… Он был уже свободен, но не двигался с места. «Нет, я ей не пара. Зачем это все? Я ей — погулять, а она мне — спасибо, обязательно, как-нибудь, на следующей неделе, нет, в следующем месяце. Она такая…успешная! В мою сторону и не посмотрит». Помедлив для верности еще минут десять, он вышел из кабинета:

— Надь, пойдем покурим!

— Ой, а Света вот только что ушла! Где ж ты был?

— Да там настраивал…

— Так дать тебе ее телефон? Договорились бы…

— Слышь, у меня работы сейчас… валом. Дай ей Мишкин телефон, он ей поможет. Ладно?

Удивление во взгляде Нади сменилось равнодушием. Перекуривая в коридоре, они мило хихикали и сплетничали об их бухгалтерше, которая вот уже полгода не могла освоить простую программу, но не упускала случая «блеснуть» умным словом вроде «принтер». Неожиданно для самого себя Сергей произнес:

— Надь, давай после работы прогуляемся!

— Давай, — прозвучал спокойный ответ.

Наверх

Время загрузки страницы 0.0012 с.