Литературная сеть — Литературная страничка
Меню
Поиск по сайту

Реклама
Об авторе
E-mail: danmaster@permonline.ru
Произведения

Кораблик (Guns’n’Roses)

Кораблик (Guns’n’Roses)

7 Марта, под накрапывающий холодный дождь, из парадного на Лиговке вышел молодой человек, и неприятно взглянув на пятнисто-серое небо, направился к Невскому, стрельнув отгоревшей спичкой на тротуар. Тяжелый взгляд его неподвижно упирался в спины прохожих, безошибочно прокладывая путь сквозь густеющую к вечеру толпу. Темные пятна обволакивали его ввалившиеся усталые глаза; но несмотря на это он вполне выглядел на свои 28 лет. Одет был он скромно, а вернее неброско: темные брюки, ботинки, короткая кожаная куртка сливали его с потоком людей, с серьезным видом, спешащих в различных направлениях. Если бы не глаза.

Молодой человек тоже спешил; спешил сделать свою работу. Он узнал о ней три дня назад, и как обычно, не удивившись срочности, согласился. И сегодня, а точнее через 2 часа и 10 минут он должен был убить человека.

И Иван Пестерь, так его звали, старался не думать ни о чем, тем более о предстоящем деле. В его мозгу прочно сидело одно — этот человек ВРАГ. Враг его лично и общества вообще. При встрече же с врагом он хорошо, на собственной шкуре, усвоил главный закон — или ты, или тебя. Поняв это один раз, он не возвращался больше к размышлениям на эту тему, четко поделив мир на белое и черное. И в душе его зияла громадная черная дыра, опустошая и высасывая из Ивана все, что можно было еще назвать человеком. Но все же, он был человек.

Завидев Московский вокзал, Иван перешел улицу и снова закурил. Как всегда в такие минуты он шел вот так, выпав из бытия, не ощущая ничего кроме желания сделать поскорее работу и потом, упав на жесткую кровать отдаться Морфею. И спать, спать, спать.

Спать целые сутки.

Только такой сон — сутками — очищал его. Когда Иван просыпался реальный кошмар его казался только сном. Далеким, забытым, туманным. Он рождался заново и все воспоминания были уже из другой, прежней жизни.

Рождался заново он уже шесть раз.

Несмотря на стаж, убивать в привычку так и не вошло, и удовольствия он от этого тоже не получал. Делал лишь из необходимости, делал работу.

В плотном потоке людей и в то же время будто в вакууме он спустился в метро на вокзале и, как обычно, стал с диким грохотом носиться в темных недрах города, стараясь пересаживаться каждые три остановки. Между пересадками Иван глядел в черное окно и не видел, но чувствовал ребристые стены тоннеля, с громадной скоростью проносившиеся мимо. Ребенком он часто задавался вопросом: а есть ли станции метро, когда он их не видит? И откуда возникают тоннели и куда они уходят?

В одном из темных глубоких стекол Иван, вдруг, увидел себя. Ему только 10 лет. Он лежит на старом облезлом диване и ревет во весь голос. И диван, как будто из сострадания, тихо поскрипывает в такт содроганиям худых плеч. Полчаса назад Ваня убил воробья, просто так, из рогатки, чтобы показать, как он умеет стрелять. Коварно подманив стаю птах раскиданным хлебом, Ваня выстрелил в беззащитную маленькую птицу.

Продолжая глядеть в бездонное стекло, Пестерь криво усмехнулся воспоминанию.

Когда же маленький Ваня увидел открытые глаза, казалось еще живой птицы, подернувшиеся мутной поволокой, его перевернуло. Он зашвырнул орудие убийства в кусты и бросился бежать. Ревел он долго, очень долго.

Сейчас же Иван Пестерь умеет делать хорошо, даже отлично, только одно — стрелять.

Сегодня ему надо было подняться к небу на Сенной площади. Странно, он вспомнил, что ровно год назад он стоял именно на Сенной; без денег, без мыслей, без планов. Он был один, брошенный миром и близкими людьми и даже не мог думать, почему так все получилось. Он только ненавидел. Ненавидел людей, разворовавших страну, ненавидел проносящиеся шикарные машины, кидающие шлепки грязи в руки просящих милостыню стариков, ненавидел мир, враждебный, отвернувшийся от него. И когда на Сенной к нему подошел старый приятель, он уже готов был стрелять, стрелять в этот мир, как много раз бездумно стрелял во врага.

Чтобы выжить.

Поднявшись на землю Иван был выбит из своей обычной колеи обрушившимся на него с неба потоком света. За час дождь прошел и сквозь лохматые остатки туч на землю падал восхитительный столп весеннего Солнца.

И этот неожиданный свет пробил брешь.

Иван остановился и зажмурился. Хуже того, он улыбнулся. Этого он не помнил за собой много лет.

Медленнее, чем обычно Иван отправился через площадь, как, вдруг, он заметил женщину. Почему он обратил на нее внимание? На вид она была старше его лет на 10. Стояла на том же самом месте, где и он стоял год назад. Едва касаясь ногами асфальта, мокрого и красивого. В ее глазах, безумно смотревших сквозь толпу Иван узнал себя.

Он остановился и, вдруг, резко повернув, пропал в здании станции. Вынырнув оттуда через две минуты легким шагом направился к женщине.

"Возьмите цветы" — он протянул ей три перевязанных тюльпана. Ниточки на них были синие и никак не шли к яркому цвету весенних лепестков.

Взгляд незнакомки оторвался от бездонной тоски. Она взглянула сначала на цветы, потом на Ивана, потом снова на цветы. Глаза ее заблестели.

"Спасибо" — прерывающимся голосом сказала она и приняла букет.

"Пожалуйста" — снова улыбнулся Иван и пошел дальше под слепящим потоком света, весело отражавшегося в весенних лужах.

Он не знал, что только что спас человека. И не чувствовал этого.

Время позволяло, и Иван шел не торопясь, когда впереди остановилась машина и из открывшейся задней двери выпрыгнула девочка лет 7 и побежала прямо на него. Иван сделал шаг в сторону и напрягся. Задняя дверь с другой стороны также открылась и показавшийся мужчина одних лет с Иваном, крикнул девочке вдогонку: "Лидочка, только недолго!". "Хорошо, папа!" — ответила та, не оборачиваясь.

Не добежав нескольких шагов, девочка опустилась на корточки, разжала кулачок и маленький деревянный кораблик, кружась и стукаясь о камни бордюра, поплыл по ручью. Девочка, подпрыгивая от радости, бежала рядом и звонко кричала: "Смотри, пап! Смотри, как он плывет!". Отец глядел на нее и широко улыбался.

Кораблик проскочив под машиной, выплыл в огромную лужу и к большому расстройству девочки остановился посередине. Немного подождав, та подошла к отцу и, подняв на него глаза, попросила: "Па-ап, достань его, пожалуйста".

Иван Пестерь забыл обо всем. Он хотел только одного — ДОСТАТЬ КОРАБЛИК!

Отец с легким упреком посмотрел на дочь, потом улыбнулся и, поискав вокруг глазами палку, вздохнул, поднял штанины и полез в лужу.

На точку Иван пришел вовремя. Поднявшись на чердак, он понял, что и сюда уже давно добралась весна. Воздух был сперт, нагрет жгучим Солнцем и до краев наполнен громким курлыканьем голубей.

Достав из тайника винтовку, он собрал ее и, подойдя к слуховому окну, нашел сквозь оптический прицел квартиру в доме напротив. Он не опоздал, в квартире никого не было, лишь пара игрушек валялась на полу в одной из комнат.

Иван загнал патрон, сосчитал до десяти; затем поставил винтовку на пол, ткнув холодным дулом себе в подбородок, криво улыбнулся и выстрелил.

09.03.2002





Реклама

© Mik, 2000 litweb.ru. ISSN 1997-082X.

Любое использование представленных материалов без согласия авторов преследуется по Закону.

Мнение администрации и редакции Литературной странички — Литературной сети не всегда совпадает с мнением авторов представленных текстов и иных материалов. Администрация и редакция не несут ответственности за содержание представленных материалов, но осуществляют отбор по литературным критериям, а также по критериям непротиворечия законам России и нормам международного права. По всем вопросам пишите администратору.

Сайт родился в Интернет 5 декабря 2000 года


Время загрузки страницы 0.0045 с.

Наверх